Рекомендуем:
Библиотека Fb2-ePub » Дон Касмурро. Машаду де Ассис

Дон Касмурро. Машаду де Ассис

1 страница из 71


ПРЕДИСЛОВИЕ

Необычна литературная судьба Жоакина Машаду де Ассиза (1839—1908). Еще при жизни он стал признанным классиком бразильской литературы, самым известным и почитаемым писателем своей родины. Машаду де Ассиз был первым и до конца жизни бессменным президентом Бразильской академии литературы, основанной по его инициативе. Пятьдесят три года, прошедшие со дня смерти Машаду, упрочили его славу. О нем созданы десятки критических работ и биографических очерков, его юбилеи торжественно отмечаются по всей стране, его произведения переводятся на другие языки.

В то же время творчество Машаду де Ассиза до сих пор остается одной из самых спорных страниц в истории литературы Бразилии. Реакционная критика стремится представить Машаду мрачным скептиком, ненавидевшим и не понимавшим жизнь. Прогрессивные литературоведы, напротив, ценят писателя за создание верной и обличительной картины современной ему действительности.

Литературное наследие Машаду де Ассиза нуждается в глубоком и всестороннем анализе, который уничтожит созданные буржуазным литературоведением легенды и выявит подлинное, исторически объективное значение творчества Машаду. Исследования А. Перейры, Н. Вернека Содре и других бразильских ученых уже положили этому начало.

Жоакин Мариа Машаду де Ассиз родился в бедном квартале Рио-де-Жанейро. Отец его был мулат, мать — родом из Португалии. Еще в детские годы Жоакин узнал и полюбил свой огромный и яркий город. Нет, пожалуй, ни одного уголка в Рио-де-Жанейро, не описанного или не упомянутого в книгах Машаду. Со страниц романа «Дон Касмурро» встает перед читателем улица Матакавалос, ее старинные особняки с лепными барельефами и лачуги бедняков, умирающих от голода и болезней.

Жоакину рано пришлось задуматься над жизнью. Его крестной матерью была богатая дама, покровительствовавшая семье Машаду. Резкий контраст между нищетой родного дома и роскошью в доме крестной матери потряс ребенка, породил в нем болезненное самолюбие и желание вырваться из окружающей среды. О юности Машаду де Ассиза известно немногое. Он не любил о ней вспоминать. В то время ему приходилось браться за любую работу. Но в эти же годы он много читал, занимался французским языком и сам пробовал сочинять стихи. В 1855 году будущий писатель решился показать свои первые литературные опыты издателю журнала «Мармота» Пауло Брито, имевшему собственную типографию. Брито понравились стихотворения Машаду, он напечатал их в своем журнале и помог ему найти работу: Жоакин поступил учеником наборщика в национальную типографию. Директором ее был Мануэл Антонио де Алмейда, один из зачинателей критического реализма в Бразилии. Однажды наборщики пожаловались ему, что новый ученик работает слишком медленно, так как читает все печатающиеся книги... Алмейда заинтересовался юношей и принял горячее участие в его судьбе; он помог Жоакину стать корректором, а потом журналистом. С этого времени в жизни Машаду наступает другой период. Он сотрудничает в газетах, пишет рецензии на театральные постановки, стихи, драмы, комедии. Неутомимый труженик, Машаду де Ассиз создал огромное количество произведений во всех литературных жанрах. Различные по своему художественному уровню, они явились школой совершенствования его мастерства.

Молодой писатель откликался на многие важнейшие события общественной жизни. Подчас его высказывания на страницах газет были резко оппозиционны по отношению к политике монархического правительства. Говоря в одной из статей об эпохе борьбы за независимость против испанского и португальского владычества, Машаду назвал эту эпоху в жизни стран Латинской Америки «скупой зарей между двух ночей деспотизма». Особенно часто он нападал на клерикалов, церковь, па католические журналы. Машаду был убежденным атеистом; даже на смертном одре он отказался от священника. Презрительное отношение к религии окрашивает все его произведения, в том числе и многие страницы «Дона Касмурро».

Позже, в зрелые годы, Машаду де Ассиз избегал прямо оценивать политические и общественные события. Это дало основания некоторым критикам обвинять его в аполитичности, соглашательстве и нигилизме... Но многое объясняет тот факт, что в 1873 году Машаду поступил на государственную службу и, страшась бедности, дорожил местом, обеспечивающим ему спокойное существование. Поэтому писатель был очень осторожен в своих суждениях, и только вчитываясь в его романы и повести, можно узнать, что он думал о своем времени.

Первые романы Машаду де Ассиза — «Воскресение», «Рука и перчатка», «Элена», «Иайа Гарсиа», а также сборники рассказов «Полуночные истории» и «Рассказы Рио-де-Жанейро», вышли в 60—70 годах. Все эти произведения романтические. Среди рассказов много фантастических новелл в духе Эдгара По. Персонажи отчетливо делятся на положительных и отрицательных, чувства и переживания их выспренни. Многое в этих книгах автобиографично. Человек, мечтающий вырваться из окружающей среды и преодолеть социальную иерархию, становится основным предметом изображения. Победителями в «битве жизни» оказываются расчетливые себялюбцы, такие, как Гиомар из книги «Рука и перчатка» или Иайа Гарсиа из одноименного романа. Все заметнее проявляется у Машаду стремление к сложному и глубокому анализу душевных переживаний героев. Наряду с учебой у мастеров европейского реализма это стремление помогло писателю преодолеть тяготевший над ним эпигонский романтизм.